маленькие радости жизни (sima_korets) wrote in meast_ru,
маленькие радости жизни
sima_korets
meast_ru

Не бойся, не надейся, не проси

Мы все чаще вспоминаем эти заповеди, сформулированные быть может самыми умными, самыми лучшими гражданами СССР, попавшими в мясорубку сталинского террора - уж больно они стали нужны в нашей демократической стране. Б-же упаси, это не то же самое. Но до сих пор мы этой мудрости не вспоминали - как-то не пригождалось.
К чему я это? Да к тому, что из тех, кто не успел перепрыгнуть через колючую проволоку и попал в руки солдат, в более выигрышном положении оказались те, кто не предъявил номера удостоверений личности. Я это подозревала еще до предъявления, но решил вопрос мой старший сын, не посоветовавшись вручивший теудат зеут полицейской. Понятно, что он не оставил нам выбора - ехать в разные стороны было невозможно. Кроме того, не хотелось пугать еще больше младшего - ему и так стало не по себе, когда солдаты нас окружили. Но сегодня я стала подумывать о том, не перечитать ли самой и не подсунуть ли детям книжки, суммирующие опыт советских зеков.
Я помню еще один случай из моей жизни в Израиле, когда я пожалела, что коренной житель страны не знаком с тем, что (кому с детства, а кому с юности) было известно гражданам моей страны (не всем, к сожалению). Я имею в виду историю травли рава Штейнзальца. Сначала в него было брошено несколько пробных камней, но самая настоящая вакханалия началась, когда он покаялся. Тогда канализация была полностью открыта на его покаянную голову, а я сказала мужу - если бы он был из советской диссиденской среды, он бы знал, что нельзы каятся. Раз покаялся, значит виноват - так рассуждают все несправедливые обвинители, будь то КГБ или кто бы то ни было.
Я обещала закончить свои воспоминания о второй демонстрации против итнаткута. Итак, солдаты высадили нас в двенадцать часов ночи на перекрестке неподалеку от Ашкелона, сказав на прощанье, что не их дело, как мы будем добираться до дома. На прощанье же я их поблагодарила за теплое отношение, охрану и верную службу в Армии Обороны Израиля. В ответ на удачную шутку расслабившиеся ребята несмело ухмыльнулись. Чем они виноваты, собственно? Хотя в иных странах за отказ от выполнения приказа расстреливают, в нашем гуманном государстве это не надо - достаточно пригрозить военной тюрьмой, в которой в сущности не такие плохие условия, что общеизвестно.
Они поехали отдыхать на базу, а мы - ловить такси. Водитель первого же подъехавшего такси запросил до Сдерота 70 шекелей, до Офаким - 170. Наши друзья по несчастью уступили нам свою очередь, рассудив, по-видимому, что тремп обойдется дешевле. По дороге таксист оправдывался, говоря, что по-настоящему цена поездки до Сдерот - 115. Не знаю, правда ли это или обычный таксистский треп. Нам было все равно - от жары и усталости. Вообще участие в этих демонстрациях довольно сильно бъет по кошельку, но мы решили, что оно будет проходить в бюджете под кодом "отпуск". Будем считать, что заплатили за экстрим, тогда покажется мало.
Добравшись до Сдерота, мы успели на последний автобус для демонстрантов от моэцет Йеша (это прикиньте, сколько же было народу, если все не успели до тех пор отъехать - на организованных автобусах, заметьте!). И хотя на остановке было еще довольно много молодежи, нас четверых почему-то опять пропустили вперед (во второй раз за всю жизнь в этой стране мне кто-то уступил очередь, в первый было на первой демонстрации, в поездке в Нетивот). Кто-то подвинулся (тоже неслыханное дело), нашлось место, я села и очень быстро заснула, блаженно овеваемая кондиционированным воздухом (хотя в нормальных условиях с трудом засыпаю даже в своей кровати, а в транспорте - никогда).
Приехали в Офаким, на площадь Сафра (о, стандартные названия, воспетые Рязановым - как будто не выезжали из родного Иерусалима!) Свалили с себя рюкзаки и воду под ближайшую к перекрестку лиственницу (или пихту, не разобрала) и пошли искать удобства. Ничего и никого не нашли, я полностью выжатая как лимон растянулась на земле, и тут прибегает Абраша: - пошли скорее, я нашел место с коврами и матрасами, скорее, пока не заняли! Пришли туда - о чудо - дом типа деревенского бара, за ним шатёр, а в шатре на земле ковры, а на коврах - матрасы (у нас такое тоже выбрасывают) но кто же будет привередничать! Публики немного, причем половина, заслышав слово "платить" сматывает удочки. Тем лучше для нас. Теперь - туалет. Непрочное с виду строение во дворе на две кабинки, но внутри просторно, унитаз, а не очко, как заподозрил поначалу Абраша, вход - деликатно со стороны забора, а со стороны двора - аж два зеркала и умывальник. Роскошь невероятная, и всего 15 шкалей с носа! В довершение счастья находится розетка для мобильников, воду для питья возьмем из-под крана - не баре. Укладываемся, и вдруг раздается рев осла, за ним - гоготание гусей и ржание лошади. Оказывается, тут есть соседи! Но самое главное - комары. Если в на расстоянии десяти километров есть хоть одна комариха, она обязательно прилетит на мою кровь - вот какая я вкусная. Вволю нахлопав себя по рукам и ногам и расчесав все укусы, я наконец вырубаюсь. В следующий раз не забыть мазь от комаров - последняя мысль перед сном. В следующий раз...
Утром просыпаюсь от крика петуха и вижу рассвет. Только ради этого стоило поехать, а тут еще и ребенок сидит посреди двора и деловито гладит хозяйскую собачку, с удовольствием принимающую ласку. У туалета на лужке пасется маленькая черная козочка, тоже совершенно ручная. Напоминает живой уголок иерусалимского зоопарка. Вообще все животные вид имеют совсем не деревенский - ухоженные, чистые, как на картинке, наверняка хозяин тратит на уход за ними немало времени, да еще умеет это делать. В доме - то ли дом, то ли бар - не разберешь - тоже все с огромной любовью сделано своими руками. Но странно - везде на столах невероятный слой пыли, что на фоне общей ухоженности бросается в глаза. По-видимому, бар был задуман как бизнес, но за отсутствием посетителей хозяин убирается в нем крайне редко. Оказывается, имеется и душ, и холодильник - и все за те же 15 шекелей. Конечно, они не покрывают нашего пребывания здесь, зато создают нам некоторый простор, при том что за территорией фермы яблоку негде упасть, несмотря на величину парка.
Раздаются первые утренние звонки, в результате нашей команды прибывает. Идти никуда не хочется, так здесь хорошо. Но хочется, чтобы друзья пришли к нам. Помолившись, мужчины организовывают небольшой семинар, в котором интересные и оригинальные лекции плавно перетекают в горячий спор и просто разговор на тему семинара - кто виноват и что делать. Рассказываю Казарновскому о наших ночных приключениях, он нам - о своих. Вдруг выясняется, что мы знакомы еще с петербургских времен.
Идем в магазин, в котором сегодня явное щастье и цены слегка подскочили, ну да пусть уж радуются. Потом покупаем холодный арбуз, что сближает компанию. Разговариваем, молимся, пьем кока-колу под непрерывные объявления в мегафон о том, что добровольцы без детей и умеющие быстро ходить могут записаться в группу для похода в Гуш. Я предпочитаю оставить возможность сесть в тюрьму, о чем нас вежливо предупредили, на пятнадцатое августа. Чуть-чуть спадает жара, объявляют демострацию в Офаким. Хозяин подходит, спрашивает, всем ли мы довольны, желает успеха. Мы его благодарим и тоже желаем процветания. Идем, собираясь поехать домой. Все же проходим с колонной через город. Вообще все три города, в которых мы побывали - Нетивот, Сдерот, Офаким, несмотря на мою нелюбовь к подобным местам, мне очень понравились. Одноэтажные домики по обеим сторонам дороги утопают в зелени, все побелено и очень чисто. Ни облупивнейся штукатурки, ни компаний хулиганов, ни атмосферы запустения и тоски, свойственных глухой провинции. Подходим к месту демонстрации, а над нами - планер, изнутри на крыле написано: еврей не прогоняет еврея, и дым от двигателя каким-то образом оранжевый. Ему свистят, кричат, а он выписывает в воздухе невозможные кренделя в опасной близости от проводов. Я пугаюсь, муж меня успокаивает - он далеко, это только иллюзия.
Пока послушали речи - речи как речи - стало темнеть. Если хотим добраться до дому, надо искать транспорт. Тут на площади делает разворот автобус, мы бежим за ним, нам все равно куда. В Беер-Шеву. Садимся. Водитель страшно раздражен, что вообще-то нечасто доводится наблюдать на израильских линиях. По дороге начинаем понимать, в чем дело - везде заставы, километровые пробки даже без намека на движение. Все стоят вплотную друг другу на противоположной стороне шоссе, а мы едем по совершенно свободной трассе "с ветерком".
В Беер-Шеве на центральной автобусной станции еще одна семья явно с демонстрации. Мама с семью детьми возраста младше четырнадцати лет, папа с тремя старшими дочерьми остался в Офаким. Вообще состав демонстрации по сравнению с первым разом сильно изменился. Гораздо больше не-митнахалим, харедимных и нерелигиозных, меньше маленьких детей. Атмосфера тоже другая - напряжение и опасность не висят в воздухе, и самый характерный признак расслабленности - нищие со всех концов страны. На первой демонстрации я не видела ни одного нищего.
В составе выступающих тоже появились стратеги вроде Щаранского, на первую демонстрацию появиться не решавшиеся.
С трудом добираемся домой, с таханы мерказит взяв такси - нет сил. На этот раз все. Посмотрим, что во френд-ленте, так, Катя уже отметилась, сейчас я тоже чуть-чуть напишу, и спать, спать...
Subscribe

  • Просьба

    Прошу сообщников объективно и вне зависимости от вашего отношения к продукции файзер, высказаться, кто из нас, я или la_monde, прав в…

  • Очередная маленькая ложь

    Тётя, которая вчера пыталась помочь, разумеется бескорыстно, Файзер заработать немножко денег, оказывается, немножко солгала: Вот кто бы мог…

  • От нашего гетто вашему

    Сегодня проходит заседание FDA на тему выдачи разрешения на укалывание 3-й дозой шмурдяка made in Pfizer. Предидущие попытки были не слишком удачны,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments