Живой журнал leorer-а (leorer) wrote in meast_ru,
Живой журнал leorer-а
leorer
meast_ru

К истории утопий

В свете опубликованного в комьюнити текста об организации культуртрегерской работы в среде сарацинов мне захотелось напомнить, что писалось на ту же тему сразу после 1967 года, и спросить членов коммьюнити, почему это не получилось у нас тогда. Иногда ретроспектива бывает полезной.

http://heblit.al.ru/ym/ym02.html#linktostr298

За последнее время распространяется в западной прессе версия об израильском «аннексионизме». В связи с этим стоит отметить два голоса израильских арабов.
На днях выступил в Тель-Авиве, в переполненном зале вице-мэр Назарета, член Кнесета, Абдель Азиз Зуаби. Недавний гражданский брак Зуаби с еврейкой имел значение символическое, как в США замужество дочери Дина Раска с негром. Зуаби предостерег еврейскую аудиторию от двух крайностей:
«Израильские арабы солидаризируются с позицией правительства – никакого отступления без мирного договора – считают Израиль своим отечеством и войну в июне – справедливой оборонительной войной. Евреи должны избегать двух крайностей: не должны отчаиваться в возможности достижения мира с арабскими государствами и противостоять искушению присоединения оккупированных арабских территорий. Война велась за сохранение того, что есть, а не за экспансию».
Таковы слова Зуаби, но ясно, что две крайности, о которых он говорил, связаны между собой. В Израиле на удержании новых границ и закреплении на новых рубежах настаивают именно те, кто убежден, что «мир все равно недостижим», и никакие уступки не приведут к миру.
3
Второй же голос – б. члена Кнесета, видного арабского общественного деятеля в Хайфе Рустума Бастуни. Его статья в «Джерузалем Пост» настолько идет вразрез с лозунгами арабского национализма, как он представляется его покровителям на Западе и Востоке, что стоит привести ее в обширных выдержках:
«Я не пытаюсь предсказать, как будет выглядеть Ближний Восток через сто лет, – говорит Рустум Бастуни, – но я убежден, что Израиль, в результате долгих и трудных испытаний, удержится в нем. Однако, говорить сейчас об арабо-израильском примирении и сотрудничестве, значит верить в миф, в сон наяву, лишенный всяких оснований в реальности. Одна из причин этого – огромная разница в развитии между арабскими государствами и Израилем. Арабская социальная и экономическая структура, общее состояние несовместимы с современным, динамическим понятием государственности. Пропаганда не заменяет культуры. Танки и машины, ввозимые из-за границы, не означают индустриализации.
Попытки Израиля договориться с соседними арабскими государствами потерпели неудачу потому, что правительства там не занимаются вопросами благосостояния или развития населения.
Называть ли их «революционными», «прогрессивными», или «реакционными» – не имеет значения, так как все они – феодальны. Правящий господствующий, класс можно называть «помещиками» или «офицерами революции», – он тотально отчужден от реальных интересов управляемых народов. Человек, не принадлежащий к властвующей касте, там никакой ценности не имеет. Это относится к сотням тысяч «беженцев», которых десятилетиями держали в унижении лагерей, как заложников чужих интересов и честолюбивых мечтаний, и к десяткам тысяч несчастных солдат, которых послали на бесполезную смерть в раскаленных песках Синая в западнях бункеров Голана или в скалистых горах Йемена, чтобы удовлетворить тщеславие и жажду славы их безответственных правителей. С социальной и экономической точки зрения нет разницы между владельцами латифундий, на которых работают целыми деревнями темные и невежественные крестьяне, и «боссами» беженских лагерей, обитатели которых, перебиваясь на месячной подачке, служат резервуаров дешевого труда и источником дохода с помощью раздутых чисел лагерного населения. Строить политику в надежде, что можно будет договориться с этим родом людей на занятых ли территориях или в соседних странах – может только повредить Израилю. В свете того, что было сказано и сделано за время, прошедшее после войны, представителями арабских государств и феодалами, притязающими говорить от имени палестинского народа, расчеты на «переговоры» и сотрудничество» просто не серьезны.
4
Что же предлагает или считает возможным вдумчивый и лояльный израильский араб Рустум Бастуни?
– В результате Шестидневной войны мяч перешел в руки Израиля. Вопрос в том, видим ли мы здесь наше будущее в этом районе, среди этих народов, в солидарности с их судьбой. Если так, то есть только одно решение: – все другие представляют лишь разные формы уклонения от решения, основанные на страхе или отсутвии веры в себя.
Если Израиль не хочет быть принужденным вступать в войну каждые пять или десять лет, он должен обезопасить себя, и это, практически говоря, значит: настолько изменить социальную, экономическую и политическую структуру, преобладающую на занятых им территориях, чтобы, примерно, через одно поколение, стал возможен рациональный и спокойный диалог.
Но это, в свою очередь, требует глубоких изменений в традиционной идеологии Израиля. В 1967 году «еврейское отечество» – уже факт. Предстоящая политика требует иной смелости. Государство Израиль стоит перед исторической ответственностью, которая больше не сводится к предоставлению убежища преследуемым евреям. Часть палестинского народа находится под израильской властью. Должны быть приняты меры и сформулирована соответственная политика, чтобы дать им возможность жить, развиваться и достичь социального, культурного, экономического и политического уровня, сравнимого с уровнем еврейского населения, по принципу «равенства возможностей». Вернуть оккупированные территории – значит сегодня фактически продать миллион человеческих существ за ничего не стоющий клочок бумаги. Это не только опасная иллюзия с точки зрения израильской безопасности, это значит, что мы умоем руки перед проблемой и сами накличем на себя новую войну. Если бы в 1957 году мы удержали район Газы и провели там реабилитацию и интеграцию беженцев, то половина работы уже была бы сделана. Другое так называемое «решение», предлагаемое самозванными еврейскими и арабскими «патриотами», призывает к созданию буферного палестинского государства. Оно равнозначно созданию палестинского гетто, экономически и политически зависимого от Израиля, осужденного оставаться убогим и социально отсталым.
Те, кто предлагает создание «палестинской единицы», не видят, что для нее настоящая политическая независимость, при всех внешних атрибутах государственности, не только невозможна, но и не имеет реального значения. Сколько теперь на свете «независимых» государств в разных частях света, неспособных к существованию на уровне, требуемом современностью, жертв внутренних переворотов и внешних интервенций. «Палестинская единица» в настоящее время была бы только искусственным слепком традиций, языка и географических данных. Ей надо пройти полную социальную экономическую революцию, чтобы иметь возможность достойного существования в нашем веке острой конкуренции и стать действительно независимой в своей жизни. Такой процесс осуществим – но с Израилем, а не против него. Нет никаких чудесных способов и мгновенных превращений. Дорога Израиля к устойчивому миру трудна. Она потребует спокойного мышления, большой энергии, значительных материальных затрат, много терпения и доброй воли. Будут разочарования, неудачи, раздражение. Но всякое другое решение есть только паллиатив, – немного морфия при развивающейся болезни. Мы прочно стоим на этих территориях и можем хоть завтра приступить ко всесторонней и ударной программе».
Это слова серьезного арабского общественного деятеля, хорошо знакомого с положением на местах. Он видит необходимость в том, чтобы покончить с иллюзиями, прекратить торг территориями и начать некое коренное преобразование в жизни подавленной и угнетенной миллионной арабской массы под контролем Израиля. Он, как видим, не считает Израиль ни агрессором, ни врагом арабов, а ждет от него исполнения исторической миссии, в результате чего наступит радикальное преобразование взаимных отношений арабов и евреев. Вопрос только – готовы ли обе стороны к такого рода инициативе?
1967
Subscribe

  • Дети и уколы

    Три вопроса к тем из вас, кто выступает за уколизацию взрослых, но против уколизации детей: 1. Где конкретно проходит возрастная граница, выше…

  • КАЖДЫЙ НЕМЕЦ- УБИЙЦА?

    Когда в 1952 году в Кнессете шло обсуждение сделки по платежам с Германией, лидер оппозиции Менахем Бегин обратился к своим сторонникам с такими…

  • Может еще есть надежда?

    Согласно статистике министерства здравозахоронения нашего гетто, разница в числе между двуколотыми и триколотыми перестала, как раньше, сокращаться и…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Дети и уколы

    Три вопроса к тем из вас, кто выступает за уколизацию взрослых, но против уколизации детей: 1. Где конкретно проходит возрастная граница, выше…

  • КАЖДЫЙ НЕМЕЦ- УБИЙЦА?

    Когда в 1952 году в Кнессете шло обсуждение сделки по платежам с Германией, лидер оппозиции Менахем Бегин обратился к своим сторонникам с такими…

  • Может еще есть надежда?

    Согласно статистике министерства здравозахоронения нашего гетто, разница в числе между двуколотыми и триколотыми перестала, как раньше, сокращаться и…