Наместник Карлсона На Земле (elcour) wrote in meast_ru,
Наместник Карлсона На Земле
elcour
meast_ru

из лытдыбра

Поездка в Польшу

Этим летом, как обычно, тысячи израильских школьников поехали в Польшу - на экскурсию по концлагерям.

Во время второй мировой войны немцы совершили преступления, самый масштаб которых представляется невероятным. Однако это жуткая иллюзия. В коммунистической России в то же время - хотя и за несколько больший срок - было уничтожено намного большее количество людей, причем их убийцы, многие из которых живы и сегодня, не были наказаны. Некоторые мои знакомые (в большинстве своем - бывшие заключенные) совершают сейчас поездки по российским концлагерям. На мой взгляд, то, что они делают, в значительно большей степени отвечает поставленной задаче - осмыслить теорию и ментальный механизм геноцида.
Трудно представимые преступления были совершены в середине и даже конце прошлого века и в других странах - так, четверть века назад в Камбодже за несколько лет было уничтожено то ли 20, то ли 30% населения страны. Я не стану приводить другие примеры - увы, их достаточно.
Волнующая нас особенность нацистских преступлений заключается в том, что они были сознательно направлены против евреев. Иными словами, если бы мы или наши дети находились в то время в их власти - все мы были бы умервщлены. Практически у каждого из нас (европейских евреев) в ходе этой резни погибли родственники. Это обстоятельство шибает в голову и выдавливает слезы. Ничего хорошего в этом нет. Нам следовало бы научиться сострадать, прежде всего, другим, а не самим себе.
То обстоятельство, что нацисты уничтожили то ли половину, то ли треть евреев мира, обязало всех сострадательных людей на свете относиться к оставшимся в живых с пиететом. Это нешуточный комплимент вышеупомянутым сострадательным людям, однако я ни в коем случае не хотел бы, чтобы ко мне относились с предписанной пиететом жалостью.
Мы, выжившие евреи, как могли, проэксплуатировали эту самую жалость и продолжаем выдавливать слезы из окружающих по сей день. Кроме того, на идеологической базе, вымощенной кирпичами нацистских печей, мы создали собственную идеологию - идеологию вечной жертвы. Эта идеология принесла нам немалые дивиденды, однако это обстоятельство никак ее не оправдывает.
Преступления нацистов по большей части не имели под собой рациональной основы - они не могли сделать их богаче или могущественнее. Их мотивы были отчасти мистическими, отчасти идеологическими. Нацистские преступления с трудом поддаются осмыслению и оттого вдвойне требуют этого осмысления. Шаблонные вздохи и очистительные катарсические слезы - очень плохой способ понять, что, собственно, произошло и как сделать так, чтобы происшедшее в Польше - и в других местах - не повторилось.
Мне было бы стыдно рассматривать газовые печи с любопытством.
Еще более жуткой представляется мне поездка по польским концлагерям, предпринятая в качестве развлечения - тем более такого пикантного, жуткого развлечения. Между тем, любая молодежная экскурсия, в силу естественных качеств, свойственных возрасту, хоть отчасти приобретает развлекательный характер. Смесь здорового, по определению, веселого любопытства с очистительными слезами - это надежный рецепт интеллектуального банкротства. Я уже не говорю о банкротстве эмоциональном.
Тот, кто действительно хочет осмыслить трагедию, не превратив ее в фарс, пусть отправится на ее арену один, а не в коллективе, тем более, с приятелями. Я посоветовал бы ему поехать не в Польшу, где убивали его соплеменников, а в Россию, Камбоджу, Конго или Руанду, где убивали малознакомых и малопонятных ему людей, и именно там, вместе со всеми остальными, оплакать убитых нацистами евреев. Но даже если он решит предпочесть Освенцим, пусть хотя бы помнит, что посещение концлагеря - не экскурсия, вернее, дурная экскурсия; что если бы там, в Освенциме были убиты знакомые и дорогие лично ему люди, ему, вероятно, было бы неприятно массовое паломничество школьников к месту их убийства. Быть может, он со мной не согласится и ответит, что нет, вовсе не было бы неприятно. В таком случае пусть имеет в виду, что мне, у которого в Освенциме погиб не один десяток родственников, такое паломничество неприятно. Боюсь, я в этом отношении не одинок.
И последнее. В Польше, наряду с тремя миллионами евреев, погибли три или четыре миллиона поляков. В ходе подготовки к экскурсии кто-нибудь об этом вспомнил?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 161 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →