鸞 (amddiffynfa) wrote in meast_ru,

amddiffynfa
meast_ru

Позавчерашние "Вести", кросс-пост

Давид ШЕХТЕР

В 1992 году я провел очередной срок своей резервистской службы в арабской деревне Анабта, раскинувшейся на живописных холмах неподалеку от Шхема. Сегодня Анабта находится в автономии... Рядом с Анабтой располагаются еврейские поселения, и чтобы предотвратить швыряние камней в машины евреев, участившееся в то время, на окраине Анабты ЦАХАЛ установил наблюдательный пост. Представлял он собой обычную армейскую палатку, разбитую на крыше арабского дома. Пять солдат-резервистов, живших круглосуточно в этой палатке, демонстрировали израильское военное присутствие всем жителям деревни и в первую очередь потенциальным камнеметателям.

Ежедневно мы проводили патрулирование деревни -три солдата в течение двух !часов обходили центральную улицу, по которой проезжали машины поселенцев, и прилегающие к ней переулки. За несколько дней до окончания срока "милу-има" к нам прислали нового командира. Им оказался друз по имени Мустафа, сержант, известный в нашем батальоне своим боевым характером. В первый же вечер, как только мы начали патрулирование, Мустафа начал придираться к прохожим на улице - заставлял выворачивать сумки и карманы, показывать зачем-то зубы, короче - унижал их всяческим образом. "Зачем ты это делаешь?! -возмутился я. - Зачем понапрасну унижаешь этих людей, превращаешь их во врагов?"

"Сколько ты живешь в Израиле? - спросил у меня Мустафа. -Пять лет? А мои предки - уже сотни. Ты, русский, ни черта не понимаешь в ближневосточной мен-тальности и не тебе меня учить, как вести себя с арабами. Запомни раз и навсегда - для них существуют только две ситуации: либо они хозяева, либо они слуги. Третьей не дано. Когда ты ведешь себя с ними по-человечески, они воспринимают это не как проявление твоей доброй воли, а как слабость. А как только арабы чувствуют слабость, они превращаются во врагов. Поэтому им нужно сразу же показать, кто тут хозяин. Что я и сделал".

Признаюсь, сперва я не очень серьезно отнесся к словам молодого парня из друзской деревеньки в Галилее, работавшего механиком по ремонту швейных машин. Но чем дольше я живу в Израиле, тем больше и больше убеждаюсь, что в его словах был определенный и совсем не малый резон. Если принять точку зрения Мустафы, то крах процесса Осло и столь непонятное на первый взгляд поведение Арафата, который в ответ на гигантские уступки, предложенные Эхудом Бараком в Кэмп-Дэвиде, развязал вооруженную интифаду, становятся очень даже объяснимыми.

Суть ословского процесса, придуманного израильскими левыми интеллектуалами, как раз и заключалась в том, что из Арафата и ООП попытались сделать партнера. Не только по переговорам, а по совместному мирному сосуществованию. Но Арафат, загнанный Шароном из Ливана в далекий Тунис и почти утративший политический вес и влияние, воспринял намерения израильтян не как их добрую волю, направленную на разрешение конфликта, не как желание прекратить наконец кровопролитие и дать евреям и арабам возможность жить в мире и спокойствии, а как проявление слабости.

После первой войны в Заливе администрация президента Буша-отца оказала давление на Израиль и заставила усесться за стол переговоров с палестинцами. Причем заставила не кого-нибудь, а Ицха-ка Шамира, получившего прозвище "мистер нет" за упорное нежелание идти даже на малейшие уступки и компромиссы с палестинцами. И Арафату показалось, что Израиль, измученный войнами, дрогнул под совместным натиском коспонсоров - США, России и Западной Европы. Это ощущение, по-видимому, усилилось после Норвежских соглашений. После их подписания израильскую прессу переполнили статьи, объяснявшие, что подавляющее большинство израильтян (66 процентов) поддержали соглашения из-за моральной усталости. В них же утверждалось, будто все, что хочет сегодня средний израильтянин, это ездить в отпуск на своей машине в Европу через Сирию.

Возвращаясь из Вашингтона с церемонии подписания договора "Осло-2", Ицхак Рабин объяснил нам главную причину, побудившую его пойти на ословский процесс. Суть этого объяснения была чрезвычайно проста - народ устал и психологически не готов к дальнейшим испытаниям. Достаточно было сорока "скадов" во время войны в Заливе, чтобы тысячи жителей центра страны убежали в Иерусалим и Эйлат. А что произойдет, если начнется война с Сирией и на Израиль обрушатся сотни "скадов"? В ситуации, когда народ морально сломлен, нет никакого выхода, кроме заключения мира -как можно быстрей и почти любой ценой.

К счастью, столь пессимистичные оценки морального уровня израильтян оказались неверными. Но это выяснилось лишь несколько лет спустя, когда в ходе "интифады Аль-Акса" израильское общество продемонстрировало сплоченность и мужество, на которые никто не рассчитывал. В конце прошлого - начале нынешнего века Арафат придерживался совсем другого мнения о стойкости израильтян, особенно после бегства ЦАХАЛа из Ливана. Тогда ему казалось, что стоит еще чуть-чуть поднажать, и Барак согласится не только на передачу Иудеи и Самарии и раздел Иерусалима, но и на право палестинских беженцев на возвращение. И тогда до заветной цели - уничтожения Израиля - рукой подать.

Война, которую ведет сегодня Израиль, при всей тяжести наших потерь, - в первую очередь война психологическая. И победа в ней будет заключаться не в том, сколько руководителей террористических организаций отправится к праотцам (хотя это тоже важно), но в том, сумеет ли Израиль доказать, что его желание мира основано не на слабости, а на силе. Мы сможем рассчитывать на прочный и настоящий мир только в том случае, если он будет заключен с позиции силы, с позиции хозяина, а не слуги.

Поэтому действия, пусть даже продиктованные самими благими намерениями, которые работают на создание образа слуг, а не хозяев, не приближают, а отдаляют желанный мир. К таким действиям относятся политические и общественные инициативы, раскалывающие единство общества и создающие впечатление, что Израиль дрогнул и ищет мира потому, что он слаб.

Последние данные свидетельствуют, что жители автономии, оказавшиеся из-за интифады в крайне тяжелом материальном и моральном положении, переживают серьезный психологический надлом. Иорданские власти недавно предали гласности информацию о количестве беженцев из автономии. По данным иорданцев, с начала интифады из Иудеи и Самарии эмигрировали 150 тысяч арабов. Если учесть, что Газа фактически находится под замком, то число эмигрантов составляет 8 процентов от двухмиллионного арабского населения Иудеи и Самарии. Причем бегут за границу (главным образом в те страны мира, где имеются крепкие палестинские общины) люди высокого и среднего достатка, располагающие средствами и дипломами о высшем образовании, владеющие профессиями, конкурентоспособными в арабских странах и даже на Западе. Массовая эмиграция привела к тому, что в зажиточных районах арабских населенных пунктов опустели целые улицы. Фактически арабы автономии лишаются целого класса людей, способных руководить ими и поддерживать психологический тонус общества.

И в этот самый момент вдруг возникает из политического небытия Йоси Бейлин с проектом так называемого "Женевского соглашения". Уступки Израиля, содер-1 жащиеся в нем, далеко затмевают даже кэмп-дэвидские инициативы Барака. Понятно, что у идей Бей-лина нет даже малейших шансоа на реализацию. Понятно, что одна из существенных целей соглашения - это привлечение общественного внимания к его автору и создание трамплина для его возвращения в политику после провала на последних парламентских выборах. Но также понятно, что "Женевское соглашение" наносит колоссальный ущерб позиции Израиля в психологическом противостоянии с палестинцами.

Я не ставлю под сомнение искренность желания Йоси Бейлина достичь как можно быстрее мира для народа Израиля. Я лишь сожалею, что интеллектуал Бейлин, доктор истории Бейлин, опытный политик Бейлин до сих пор не понял того, что хорошо известно Му-стафе - механику швейных машин из галилейской деревни.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments