Vis-a-Vis (vizaviz) wrote in meast_ru,
Vis-a-Vis
vizaviz
meast_ru

Categories:

Особенности палестинского бизнеса - Welcome to the Jungle 2



На протяжении долгих лет палестинцы являлись неотъемлемой частью израильского рынка труда. Их можно было встретить повсеместно, на стройках, в забегаловках, ремонтных мастерских. Израильтяне быстро свыклись с тем, что малоквалифицированная рабочая сила - это арабы. До начала 2000-го года было сложно представить израильскую индустрию без дешевой рабочей силы из Иудеи, Самарии и Газы. Ситуация иногда омрачалась короткими изоляциями территорий, вызванными предупреждениями о предстоящих терактах. В такие моменты арабским рабочим приходилось немного напрягаться и пересекать Зелёную черту в обход блокпостов. Первые сложности с трудоустройством палестинских арабов и депортация полицией шабахов начались после провозглашения Автономии. Уже в середине девяностых армия начала требовать у работодателей оформлять разрешения для своих работников. Палестинца без такого разрешения могли легко выдворить за Зелёную черту. Иногда полиции докучали арабы, слонявшиеся в парках отдыха или вдоль набережной. Таких могли выдворить, не смотря на наличие пермита. Но в общем ситуация была вполне благополучной. Тысячи мелких палестинских подрядчиков трудились на благо еврейского государства и успели немало наваять за 30 лет “оккупации”. Ситуация кардинально изменилась с началом второй интифады. Ответной мерой еврейского государства стала сегрегация населения. Евреи быстро отвыкли от услуг арабов с территорий. Большинство еврейской молодёжи нового поколения видела палестинцев только по телевизору, и в жизни не общалось с арабом, живущим за Зелёной чертой (Исключение составляют поселенцы и те, кому это положено по долгу армейской службы).

Что же произошло со всей этой некогда многочисленной армией Мухаммедов, Халедов и Ибрагимов? Чтобы ответить на этот вопрос, надо первую очередь понять каково количество рабочей силы, проживающей на территориях. Речь пойдёт об Иудеи и Самарии, так как Газа на сегодняшний день полностью изолирована и не имеет большого влияния на ситуацию в остальной Автономии (Полностью исключить Газу также не возможно, так как Автономия продолжает платить государственным служащим на территории Газы). Как известно, в Иудеи и Самарии проживает 2.5 миллиона палестинцев. Порядка 38% из них - дети до 15 лет. Прослойка людей с 15 до 65 лет составляет 58%. В общей сложности получается порядка 1.4 миллионов трудоспособных людей, из них половина женщины, которые намного реже заняты в бизнесе, чем мужчины. Попытаюсь в этом посте проанализировать, чем занято мужское население в ПА.

На сегодняшний день порядка 200000 (Так полагают в ПА, официальных данных у меня нет) работают в еврейских поселениях. Большая часть из них занята в строительстве – строят итнахалуёт (поселения на терротириях), против которых так яро протестует. Ситуация порой доходит до абсурда: например, многие жители Бильина работают на постройке Кирьят Сефер, который стоит на их землях. Понятное дело, что если бы у этих работяг был бы выбор, то они бы предпочли работу внутри Зеленой черты или на худой конец в Автономии. Но такой работы на данный момент нет или есть, но за смешные деньги. Вы спросите, что же с заморозкой строительства, которое объявлено в Иудеи и Самарии? На данный момент оно мало сказалось на рынке труда. Перед объявлением моратория Израиль в ускоренном порядке утвердил и заложил сотни проектов. Согласно договору такие стройки позволено завершить. Предполагаю, что вскоре будет короткий перерыв, во время которого утвердят очередную порцию проектов, и стройка продолжит идти своим чередом. Такая ситуация вызывает много разногласий в палестинском обществе. Администрация ПА постоянно грозится начать привлекать палестинцев, работающих в еврейских поселениях, к судебной ответственности. Недавно палестинские власти вызвали для промывания мозгов всех работников сети Рами Леви. (У этой торговой сети несколько магазинов на территориях. Возможно, наезды связаны с конкуренцией, которую эта сесть составила палестинскому бизнесу. Более 50% посетителей Рами Леви - арабы). Люди боятся гонений, но другого выхода у них нет, и они продолжают работать.

Менее многочисленная прослойка населения - это люди, официально работающие внутри Зелёной черты. Палестинцы полагают, что таких - порядка 30000 и ещё столько же работают нелегально. Получить работу внутри Зелёной черты очень сложно, намного сложнее, чем в поселениях. Как правило, разрешения дают только женатым палестинцам, имеющим как минимум 2-3 детей (В поселениях тоже предпочитают женатых из соображений безопасности). Получается парадоксальная ситуация – израильтяне панически боятся потерять еврейское большинство, при этом своей политикой стимулируют рождаемость (На сегодняшний день рождаемость в Иудее и Самарии в 1.5 раза выше, чем за Зелёной чертой). Большинство работников, занятых в пределах Зелёной черты - это люди с большим стажем работы в Израиле, или ценные специалисты, например врачи. Новое поколение не знает иврита, и у них мало шансов найти там работу. Работу надо не только найти, надо ещё добиться поручительства работодателя. Он должен взять на себя ответственность за добропорядочность работника. В поселениях вдобавок могут потребовать, чтоб у работодателя было оружие. Одна из причин, по которой многие палестинцы рады заводить отношения с евреями на территориях - это надежда выйти на таких работодателей. Работа внутри Зелёной черты лучше оплачивается, чем в поселениях, но часто менее выгодна из-за многочасовых очередей при прохождении КПП и периодических запретов на въезд палестинцев.


Учитель иврита из деревни Затара. Большинство его учеников - шабахи желающие улучшить свои языковые познания.


Перейдем к самой интересной теме – нелегалы или “шабахи”, как их называют в Израиле. Строительство защитной стены и драконовы меры против нелегалов, принятые последние годы в Израиле, нанесли серьёзный удар по этому сектору. Еврея, которого ловят на перевозке или трудоустройстве нелегала, в первый раз предупреждают, во второй налагают огромный штраф. Если ловят израильского араба, перевозящего нелегалов, то конфискуют машину и дают месяц тюрьмы. По этой причине в арабском бизнесе внутри Зелёной черты нелегалов очень мало. Большинство шабахов, про которых мы постоянно слышим в израильских СМИ, работают на евреев или крупные подрядческие фирмы. Подрядчикам выгодно задействовать палестинцев, их можно выпроводить в любой момент, не доплатив положенных денег. На многих стройках снаружи работают палестинцы с разрешениями, а внутри нелегалы. По свидетельству знакомых арабов, занятых в строительном бизнесе, только в одном Солель Боне (Одна из крупнейших строительных фирм в Израиле) задействовано порядка 2500 нелегалов (нанятых через фирму-подрядчика, а не напрямую). На некоторых объектах Солель Боне нашёл компромисс с полицией: фирма нанимает охранника, и полиция закрывает глаза на шабахов. В таких случаях палестинцы живут прямо на стройке.
Среди нелегалов есть немало арабов, проработавших боле 10 лет на крупных израильских предприятиях, и оказавшихся на улице после размежевания. Эти люди великолепно знакомы с израильским рынком и легко находят себе халтуры.

Попытаемся понять, как нелегалы просачиваются сквозь забор безопасности? На сегодняшний день, самый простой и дешевый способ, это перейти Зеленую черту в районе Емэк Рафаим, возле Иерусалима. На этом участке нет забора. Недостаток этого способа в том, что после перехода приходится пользоваться общественным транспортом, где нелегала могут отловить. Особенно проблематично пользоваться поездами. Я не раз сталкивался с ситуацией, когда охранники не пускали на вокзал не только шабахов, но и палестинцев с пермитом. В Иерусалиме их просто выкидывали за КПП, который находится в километре от вокзала. Поэтому, очень многие нелегалы пользуются услугами контрабандистов. Такая подвозка на сегодня обходится в +/- 400 шах. Остальная, незначительная часть шабахов находит дырки в заборе или перелезают через него. Есть участки стены рядом со старым городом Иерусалима, где армию так достали нелегалы, что они задерживают арабов за одно приближение к стене.


Одна из верёвок по которой шабахи перелазят стену из Анаты в Писгат Зеев. Зачастую палестинские детишки вешают лестницу и организуют свой мелкий бизнес. С каждого, перелазящего стену, берут по 10 шах.


Те, кто побывает в субботу в деревнях рядом с Цур Адаса, может полюбоваться сотнями машин прибывающих со всех уголков территорий. Пару месяцев назад мне довелось полчаса ловить попутку на въезде в Цур Адасу. Излюбленные тропы шабахов выходят прямо ко въезду в город. Пока я голосовал, проезжающие машины подобрали десяток арабов, подымающихся из Вади Фукин. Выглядит это как настоящий конвейер. Всё происходит мгновенно – останавливается машина, из кустов выбегает палестинец и заскакивает в машину. Затем машина скрывается в направлении Бейт Шемеша. Вы спросите, где же наша доблестная армия и полиция? Периодически они проводят малоэффективные рейды и отлавливают нелегалов. Кроме этого большинство шабахов, с которыми мне приходилось общаться, утверждают, что магав (пограничная полиция) превратил их контрабанду в выгодный для себя бизнес. Цена на закрытие глаз с нелегала - 200 шах. Деньги принято класть в паспорт. Как правило, таким макаром перевозят целые микроавтобусы. Водители налаживают связи с армией и курсируют на территории и обратно. Шабахи рассказывают курьёзные истории про водителей, у которых был договор сдавать каждую третью машину – 2 провозишь, одну задаешь. Знакомый подрядчик утверждает, что один раз они просекли, что их едут сдавать и чуть не придушили водителя.

Что грозит нелегалу, пойманному армией? Как правило, первые 5-10 раз - ничего. Подержат немного в участке, проверят террористическое прошлое, следователь прокомпостирует мозги, потом пойманного нелегала вывезут за КПП и отпустят. Некоторых ловят по несколько раз в день. Когда количество поимок доходит до критической массы, человека судят и, как правило, дают условный срок. Часто для освобождения требуют поручительство еврея. Следующая поимка - до полугода на нарах. Причём условия содержания шабахов кардинально отличаются от условий содержания исламистов. С шабахами не нянчится Красный крест и прочие благотворители. Им не позволены принятые среди заключенных по соображениям безопасности излишества типа ежедневных звонков, организованных посещений, поощрительных подарков и прочих ништяков. Пару лет назад я свидетельствовал в Тель-авивском суде по делу знакомого араба, который попался, когда у него уже было 3 месяца условно. Нам удалось убедить судью ограничиться штрафом и увеличением условного срока до 3 лет. Удовольствие обошлось в 5000 шах.




По тропам известным только шабахам. Группа пилигримов "The Pathway Circle" по дороге в Иерусалим. В один из дней, араб из Батира предложил провести маршрут по тропам которые используют нелегалы. Получился потрясающий маршрут по склонам Эмек Рафаим.


Как я уже упоминал в своём предыдущем посте, безработица в Иудее и Самарии составляет на сегодняшний день порядка 20%. Последний год Автономия начала относительно исправно выплачивать зарплаты своим служащим. Раньше учителя могли не получать деньги месяцами. Кроме этого, за последние пару лет тысячи молодых людей были приняты в палестинскую полицию. Платят в государственном секторе не ахти. Начинающий полицейский получает порядка 1400 шах в месяц, офицер со стажем - 3000 шах. Всего в государственном секторе занято не более 10% палестинцев. Что касается остальной рабочей силы, то большой процент работников занят на предприятиях, так или иначе работающих на израильский рынок. Евреи вложили деньги в сотни заводов на территории ПА. В одном только Хевроне около 40% мелких фабрик работает на экспорт в Израиль. Большой процент пластиковой продукции, включая органический пластик, производится в Хевроне. Палестинцы полагают, что более половины их рынка труда завязано на Израиле. Если к этому прибавить импорт израильских товаров и услуг, то зависимость просто колоссальная.
Пару слов о палестинской индустрии и сельском хозяйстве. Палестинская Автономия мало чем может похвастаться в этой сфере. Один из самых прибыльных бизнесов в ПА - это каменоломни. Камни идут не только на израильский и палестинский рынок, но и на экспорт. Все каменоломни напрямую контролируется Фатахом. Палестинская верхушка выдаёт пермиты и имеет неплохой процент с оборота. Многочисленные карьеры уродуют ландшафт по всему югу территорий на границе с Иудейской пустыней. Никаким контролем со стороны организаций по охране природы в ПА и не пахнет. Израиль тоже не спешит перекрывать себе доступ дешевого сырья.

Ещё один очень распространённый в ПА бизнес - это авторемонтные мастерские. В Израиле бытует мнения, что палестинский авто бизнес построен на краденых машинах. Дошло до того, что израильское правительство запретило евреям ремонтировать машины у арабов на территориях. Израильская полиция пару раз проводила рейды в окрестностях Иерусалима и конфисковала чинившиеся в гаражах машины с жёлтыми номерами. Тем ни менее бизнес продолжает процветать. Когда дело заходит о 2-3 кратной экономии, израильтяне забывают про идеологию и запреты. Кроме этого, большинство предписаний, касающихся территорий, сложно выполнимы. Полиция не может запретить арабам с израильскими паспортами, живущими на территориях чинить свои машины в палестинских гаражах. Отделить арабские машины с жёлтыми номерами от еврейских - мало реально.
Пару слов о краденых запчастях. За годы, прошедшие с начала второй интифады, автомобильный бизнес в ПА сильно изменился. Если до строительства забора палестинские автоугонщики могли легко выезжать за черту и возвращаться с добычей, то сегодня это слишком рискованно. Мне доводилось общаться с арабами из Каблана – деревни возле Шхема, которая считается логовом автомобильных воров. Арабы утверждают, что на сегодняшний день большинство машин попадают в ПА через израильтян. Очень часто к ним привозят машины сами хозяева и затем заявляют страховой компании, что машина угнана. Кроме этого, в ПА интенсивно скупают списанные машины. Часть из них идёт на запчасти, остальные ездят по деревням там, где нет полиции. Неплохо наваривается на бизнесе и Палестинская администрация. В ПА принято конфисковывать нелегальные машины с жёлтыми номерами. Если машина краденая или объявляется законный хозяин с израильским паспортом, её возвращают внутрь Зелёной черты. Если нет, то сдают на запчасти в десяток авторизированных палестинской администрацией мастерских.

Натуральное хозяйство в ПА. Крестьяне – фалахи составляют значительную часть палестинского общества. Большинство жителей деревень имеет своё натуральное хозяйство. Как правило, это маслины, овощи, козы. Большинство арабов заготавливает продукты для себя, но многие продают излишки. Раньше овощи и фрукты возили на продажу в крупные еврейские города. После договора в Осло это стало сложнее. Договор предусматривал ограничения на некоторые виды продукции, такие как яйца и молочные продукты (некоторые крестьяне говорят, что были также оговорены ограничения на овощи, в том числе помидоры). На границе с Зелёной чертой были созданы таможенные КПП. Вся продукция, идущая на экспорт в Израиль, требует предварительного оформления налоговой квитанции, выдаваемой властями ПА. Затем продукция поступает на израильские таможенные КПП. Таможенные блок посты славятся многочасовыми очередями. Хозяин пивоварни в Тайбе рассказывал, что порой не успевает провести мелкие поставки бочкового пива в израильские пабы. За время ожидания на КПП пиво успевало перегреться и испортиться. Провернуть растаможевание продуктов простыми фалахами, без израильского паспорта крайне сложно. Кроме этого, они не могут въехать на машине в пределы Зелённой черты. Поэтому единственная для них возможность реализоватьсвою продукцию - это сдавать ее перекупщикам или продавать в пределах ПА. Цены, которые предлагают перекупщики, бросовые и не всегда окупают затраты. Фалахам намного выгоднее перевезти продукцию контрабандой и получить за неё от владельцев овощных лавок в 5 раз больше денег. Знакомый араб из Аль-Хадра постоянно посылает в Иерусалим четверых своих несовершеннолетних сыновей. Каждый из них тащит по 15Кг овощей или винограда. Многие хозяева овощных магазинов собственноручно скупают продукцию и тайком провозят её через КПП. Последние пару месяцев очень активизировались поставки в Газу, которые были полностью заморожены с приходом к власти Хамаса. После инцидента с флотилией блокада была сломлена и товары из Иудеи и Самарии хлынули на рынок в Газе (Арабы утверждают, что израильские поставки до сих пор немного ограничены, а товары с территорий идут свободным потоком).


Поля возле Вади Фукин. Хозяин этих теплиц нашел выход на ценителей органической пищи из Иерусалима. После проверок продукции на химикаты, они начали приезжать в деревню раз в неделю и закупать мелкие партии овощей для себя и своих друзей.


До второй интифады в ПА выращивали много фруктов, они шли на израильский рынок или на экспорт. В рамках экономического давления на Палестинскую автономию, во время интифады большая часть экспорта была приостановлена. Палестинцам пришлось вырубить десятки гектаров садов и виноградников. Вместо фруктов стало рентабельней выращивать овощи для внутреннего рынка. Похожая ситуация произошла в животноводстве. Цена на баранину упала до нерентабельной. У народа не было денег на такие излишества. В бедуинской деревне Рошаида поголовье скота сократилось с 30000 до 7000 голов. Последние годы ситуация улучшилась, и спрос на мясо вырос - те кто не избавился от скота, оказались в огромном выигрыше. Свежая баранина стоит на палестинском рынке порядка 80 шах за килограмм. Совершенно баснословные по палестинским понятиям деньги.


Куриное мясо и яйца запрещены для ввоза в пределы Зелённой черты. Официальная причина – сальмонелла. Яйца в ПА намного дешевле, чем в Израиле, поэтому очень развита контрабанда. Как правило, одни и те же поставщики скупают продукцию в легальных и не легальных курятниках. С такими людьми переносится большинство куриных болячек (на обуви и одежде). Если случается куриная эпидемия в ПА, то вскоре она распространяется на израильские курятники, и наоборот. На территории ПА нет породистых кур. Цыплят для курятников принято закупать через Израиль. Размножить их также не возможно, так как куры продаются облучёнными – стерилизованными. Забавно, что во время заварушки с флотилией, возник дефицит яиц поставляемых из Турции. Владельцы курятников утверждают, что в этот период Израиль позволил беспрепятственную контрабанду из ПА.


В завершение могу предположить, что герметичная изоляция и отделения Иудеи и Самарии от Израиля снова поднимет безработицу до неимоверных размеров. Во время второй интифады она состовляла 60%, при этом часть совместных предприятий продолжала работать. Большинство здравомыслящих палестинцев не представляет своё существование без Израиля и мало верит, что раздел рано или поздно произойдёт.
Tags: articles
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments