gofogon (gofogon) wrote in meast_ru,
gofogon
gofogon
meast_ru

Обама, Нетаньягу и Ахмадинеджад



Обама произнес речь в Каире, за тридевять земель от своей резиденции в Вашингтоне, и говорил в ней о сближении с исламским миром. Нетаньягу же далеко ездить не стал, и говорил о более близком урегулировании конфликта с арабами и о угрозе, исходящей из относительно удаленного Ирана. В это же самое время Ахмадинеджад официально выиграл выборы, что и привело к массовым беспорядкам на улицах иранской столицы. Видимо, скоро следует ожидать от него еще одну речь. Интересно, где он ее произнесет?

Будь я премьер-министром Израиля, я бы пригласил Ахмадинеджада произнести свои слова где-нибудь на границе между пустыней Негев и Синайским полуостровом, примерно на полпути из Бар-Илана в Каир, или около того. Туда же можно было бы привезти Обаму и Нетаньягу (то бишь меня, так как я в этом гипотетическом примере выступаю в роли премьер-министра еврейского государства) — и устроить открытые дебаты до тех пор, пока все три стороны не придут к единому мнению.

Израиль стремится к миру — и он доказывает это тем, что не боится принимать у себя главу самого враждебного нам государства (Ирана), и главу самого сильного государства в мире (США). Ахмадинеджад, со своей стороны, тоже, я думаю, не прочь на земле Израиля изложить свои взгляды на сионизм и политику Израиля в целом. Обама — это Обама, и если он смог приехать в Каир, то проехаться до КПП на границе Египет-Израиль ему тоже должно быть раз плюнуть.

Итак, на пару минут представим, что трехсторонняя встреча таки состоялась и вы, читатели этой заметки, наблюдаете за разговором. Повторит ли Обама свои слова о исламе и мире, повторит ли Ахмадинеджад свои слова о том, что сионистское образование Израиль должно быть стерто с лица земли и согласится ли Биби, то есть, я (в нашем теоретическом допущении) на провозглашение палестинского государства?

С первого взгляда, все эти вещи не связаны между собой, и, если признаться честно, они действительно не связаны. Сухой воздух пустыни Негев и пустынь Синая не должен влиять на работоспособность и разум людей, дышащих им, тем более, что трехсторонняя встреча все равно происходит в закрытом, кондиционируемом помещении. Итак, повторюсь: президент США, президент Ирана и премьер-министр Израиля в одном зале, друг против друга. Король Саудовской Аравии тоже мог бы приехать, я лично не очень против, а Обама, получивший от него богатые подарки и поклонившийся ему почти по пояс, тем более. Разве что у Ахмадинеджада могут быть определенные проблемы в общении с королем Саудии, но мы допустим, что возможность по-отрицать Холокост на территории Израиля перевесит все личные пристрастия Иранского владыки.

Не суть важно, пора от жарких приветственных слов, минуя рукопожатия, перейти к делу, то есть, я имею ввиду, к речам, а именно, к разговорам о судьбах ближневосточного мира и вообще.

Обама, играя роль владыки планеты Земля, конечно же, выступает первым. Он говорит о том, что мир во всем мире должен строиться по американским стандартам продвинутой демократии, и что ислам всегда стоял на похожих позициях. Сказки Шехерезады, Испанское Возрождение, арабские цифры и многое другое. Конечно, ради мира с арабами, Израилю стоит остановить незаконное строительство на незаконно захваченных территориях, и тогда, чувствуя неразрывную связь США с Израилем же, Обама поможет обуздать иранскую угрозу, которой на самом деле-то вовсе и нет, потому что разве не сможет Обама, молодой и перспективный американский президент, все уладить с Ахмадинеджадом, да так, что Израиль сможет себя чувствовать крылом курицы на сковородке, то есть, тьфу! как под крылом у сильной и замечательной Америки!? Правда без поселений в Иудее и Самарии, с разделенным пополам Иерусалимом и великим множеством потомков арабских беженцев 1948-го года, которые наводнят вначале Акко, Хайфу и Яффо, а потом уже и все остальные земли Израиля от моря до реки.

Ахмадинеджад не может не выпендриться и, вне всякого сомнения, перебивает Обаму на полуслове и громко, с пеной у рта, начинает выкрикивать, что никакой угрозы от Ирана не исходит, и только немедленным уничтожением сионистского государства можно добиться истинного и немедленного мира с дымящимися развалинами, которые только от Израиля и останутся, послужив залогом к прочному и долгому процветанию ислама на еврейских костях.

А может быть, Ахмадинеджад и не будет столь резок и просто скажет Обаме, что Холокоста не было и поэтому незаконным еврейским поселением является и Тель-Авив и Петах-Тиква, и Ришон-Ле-Цион, как уже было давным-давно, еще до правления того, да сотрется его имя, при котором и произошла так горячо отрицаемая иранским президентом Катастрофа европейского еврейства. Видимо, уничтожением Израиля, Ахмадинеджад планирует таки превратить Холокост из сказки в быль, что, впрочем, лишь бы укрепило позиции глубокоуважаемого мистера Барака Хусейна Обамы, раз уж он основывает право евреев на свое государство в Израиле исключительно тяжелейшими страданиями нашего народа в период прошлой попытки просвещенных европейцев окончательно решить еврейский вопрос тотальным уничтожением евреев же.

Но пора гостям и честь знать, и широким жестом остановив дебаты, я бы стал говорить о том, что, пользуясь логикой моих уважаемых партнеров по говорению речей, легко сделать следующий вывод: если Государство Израиль уже один раз получило легитимацию на существование благодаря Холокосту, то сейчас, раз уж эта легитимация снова теряется, нужно провести еще одно всесожжение евреев, дабы оставшимся в живых снова дать шанс побарахтаться между холмов от моря до реки, пытаясь свободно жить на своей земле в своем государстве. Видимо, заметил бы я, в этом логика двух лидеров совпадает — евреи всегда должны доказывать всему миру, что их существование легитимно и никогда их нельзя оставить в покое, иначе все мироздание грозит рухнуть не под ноги амбициозному президенту США, а прямо ему на голову, набив очень болезненные шишки (попутно приблизив очертания его черепа к арийско-правильным, как учили отцы научного расизма).

Спасибо, господа. Мы, граждане государства Израиль, и я, пользуясь статусом премьер-министра, хотим вам всем кое-что ответить. Западные ценности: свободолюбие, творческая инициатива, индивидуальный интерес и предприимчивость; восточные ценности: круговая порука, приспособляемость и непреклонность — все они плоть от плоти наши ценности, то ли родившиеся вместе с нами, то ли крепко-накрепко прилипшие мощными доспехами к нашей общей и особенной еврейской душе, которая испокон веков витала над бездною, над водою и видела ту истину, которую нельзя найти в вине. Мы знаем и чтим Омара Хаяма, но мы знаем и чтим еще и Редьярда Киплинга. Но еще, мы знаем, что добытое великим трудом, потом и кровью государство не раздают по частям ради призрачного и бесконечного мирного процесса, и легитимация нашего существования здесь, от КПП на границе с Египтом, что установлена по мирному договору 1978 года, через трехтысячелетний еврейский город Иерушалаим-Иерусалим, до самой Северной Галилеи, которая сейчас находится в составе Ливана, от Средиземного моря, которому уже никогда не бывать внутренним римским, морем, через холмы Иудеи и Самарии, через западный и восточный берега реки Иордан к государству Иордания, возникшему в 1922 году, и получившему более двух третей от британского мандата на землю, предназначенную для создания еврейского государства, легитимация нашего существования в этих границах — установленных в разное время, в разных условиях и с разным запасом прочности — наше существование не является компенсацией за вынесенные нами страдания. Мы выносили страдания и нам было больно, когда мы были оторваны от нашей земли, и мы выносили страдания, когда на эту землю посягали многочисленные иноземные захватчики, которых на древнем иврите называли собирательным словом «плештим», то есть, говоря по-современному, палестинцы.

Вы можете спорить о том, был ли Холокост или не был сколько вам угодно — государство Израиль построено на других основаниях. Вы можете спорить о том, являются ли еврейские поселения в Иудее и Самарии законными или не очень, и мы, евреи, даже можем их сносить, чтобы что-то попытаться вам или себе самим доказать, но дружба и партнерские отношения между странами и народами не могут быть основаны на самоистязании одного из них. Требуя сноса незаконных построек и выселения незаконных поселенцев вы, господин Обама, тем самым требуете причинить страдания десяткам и сотням тысяч людей. И эти страдания, которые вы хотите на них навлечь, не приведут к легитимации их нахождения в Иудее и Самарии, к моему и их великому сожалению. Вы, господин Обама, связываете вопрос поселений с противостоянием иранской угрозе и с продолжением партнерства между Израилем и США. А я вам отвечаю, что пообещав помочь отразить одну угрозу, вы навлекаете другую — и выбор между болью выселения и необходимостью тяжелой борьбы с террористическим государством исламистов-фанатиков, типо Арафата и хамасовцев, вы предлагаете предпочесть боли от войны с агрессивным Ираном, стремящимся завладеть ядерной бомбой. И, с третьей стороны, вы шантажируете нас лишением помощи и прекращением партнерских отношений, хотя прекрасно знаете, что маленький Израиль, отчаянно борющийся за выживание в пустыне, без ресурсов и воды, пока что еще не в силах защищать себя сам от всех угроз, которые окружают нас со всех сторон. Предлагая одним страданием попытаться избавиться от другого страдания, вы грозите нам третьим страданием — и я не узнаю в этой вашей политике ничего от тех ценностей Запада, которые вы представляете, будучи главой и посланником сильнейшей западной державы.

Мистер Ахмадинеджад! Пожалуй, мне не о чем говорить с тем, кто хочет меня уничтожить, но все-таки, скажу пару вещей. Вы флагман пан-исламизма, и Саудовская Аравия (как флагман пан-арабизма) вам не меньший враг, чем Израиль. Почему бы нам и вам не протянуть друг другу руку помощи, помочь курдам создать создать свое государство Курдистан, и широким треугольником не ограничить арабские милитаристские стремления? Но, впрочем, это уже в области более подробных и широких переговоров. Ваше стремление уничтожить Израиль — это лишь временная блажь, обусловленная множеством мелких, не очень разумных факторов. Пропасть, развернувшаяся в последние несколько лет между нашими государствами и нашими народами еще больше усугубится, если мы начнем бомбить друг друга ядерными или иными бомбами, а я, да и весь народ Израиля, не хотим пополнять чашу страдания — свою или любого другого народа. Евреи, курды и персы могут договориться между собой, и вместе ограничить военные стремления арабских стран — и в этом основа действительно прочного мира на Ближнем Востоке, обусловленного круговой порукой и непреклонным проведением своих устремлений в жизнь.

Обама бы задумался, Ахмадинеджад бы удивился, а король Саудовской Аравии сильно бы на нас всех обиделся, но всем, увы не угодишь. К моему великому сожалению, все, что я написал до сих пор останется лишь утопией, небольшой зарисовкой, ведь здравый смысл и желание решить все проблемы максимально полезным для всех способом — так редки в нашем мире. Президент Ирана не приедет в Израиль, президент США не захочет считаться с мнением такой микроскопической страны, как моя, а я — не премьер-министр Израиля и очень мало шансов, что я им стану...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments